От Кемп-Дэвида к «региональному урегулированию»: хронология кровавых мифов

00aac91ec99ea8b264ea5fd422817e6972bfec50Даты и годовщины исторических событий переплетаются порою так причудливо и занятно, что крайне сложно избавиться от ощущения сценария, написанного кем-то с неведомой для нас целью.

В эти дни исполняются 15 лет со дня конференции в Кемп-Дэвиде,  где  Эхуд Барак попытался договориться с Ясером Арафатом  о  разделе  Эрец-Исраэль, 10 лет с момента одностороннего размежевания с сектором Газы, когда  Ариэль  Шарон, как  утверждают его приближенные, осознал бесперспективность переговоров с палестинцами и такую же бесперспективность  пребывания в секторе. Год с начала операции «Нерушимая скала» – еще одного этапа  расхлебывания  последствий этого самого размежевания. Если добавить к этим событиям соглашения Осло, с подписания которых минуло уже более двух десятилетий – это вся история израильско-палестинского «мирного процесса».

Итоги столь неутешительны и бесперспективны, что в последнюю предвыборную кампанию слово  «мир» не упоминала ни одна вменяемая партия. Очень может быть, что на будущих выборах уже ни одна партия не будет говорить о принципе двух государств  для двух народов. Слава мира проходит быстро, а популярность кровопускающих идей еще быстрее.

На шкале событий, годовщины которых отмечаются в эти дни, кардинальной поворотной точкой была Кемп-Дэвидская конференция. Жарким июлем 2000г.  премьер-министр Эхуд Барак (да-да, тот самый Барак, который в эти дни проводит интенсивные встречи с депутатами и активистами «Аводы», проверяя возможность политической реанимации), потерпев фиаско в попытке договориться с Сирией, решил попытать счастья на переговорах с палестинцами.При этом он не намеревался оставаться внутри модели промежуточных соглашений, существовавшей в период Осло.

Барак, как известно, никогда не был в восторге ни от соглашений, подписанных Рабиным и Арафатом, ни от процесса постепенной распродажи активов еще до начала переговоров об окончательной сделке (читай – об окончательном урегулировании). И он решил сменить модель. Никаких промежуточных соглашений,  в рамках которых Израиль отказывается от козырей, находившихся у него в руках, никаких «временных границ». Предлагаем все, что можно, получаем ответ и видим, готовы ли контрагенты к решающей сделке или нет.

Дальнейшее известно всем. И хотя о самой конференции, о царившей там динамике и о причинах ее провала можно говорить очень долго, ограничусь лишь одним коротким,  почти анекдотичным эпизодом, описанным в книге одного из участников израильской делегации Гилада Шера. В одну из кризисных ночей конференции, когда ее судьба висела на волоске, из одного из помещений раздался громкий крик импульсивного министра Шломо Бен-Ами. Как выяснилось, он кричал на палестинцев, решивших, что рабочий день окончен и собирались отдыхать. «Вы хотите, чтобы у вас было государство или нет?!» – кричал Бен-Ами  на слегка обалдевших палестинских партнеров. «У нас так мало времени, а вам спать приспичило?» – громогласно возмущался он.

Этот эпизод как нельзя лучше иллюстрирует картину той конференции. Палестинцы никуда не торопились. Им было достаточно уступок, полученных от Барака, и они вполне были готовы записать их себе в актив и продолжать переговоры. Разумеется, не с целью достижения соглашения, а для получения дополнительных уступок. Такие переговоры можно вести вечно.

Однако категоричное заявление представителей Израиля, получивших поддержку американцев, сделали свое дело. Конференция была официально объявлена проваленной, но,  как оказалось позже, в той же могиле был похоронен и весь дипломатический процесс с палестинцами. Именно тогда в общественном обиходе появилась идея односторонних шагов Израиля. Именно их обещал Барак в своей предвыборной кампании 2001 года. Именно о них, уже после поражения на выборах и отстранения от участия в практических процессах, заговорили на левом фланге. Дескать, раз нельзя договориться с палестинцами по- хорошему,  мы им эти территории впихнем насильно.  В следующий раз будете сговорчивее.

Размежевание,  осуществленное  Ариэлем  Шароном  через пять лет после провала Кемп-Дэвида, стало его прямым следствием.  Всем  имеющим  глаза,  и хотя бы минимальные признаки интеллектуальной  честности,  стало ясно,  что,  если палестинские руководители отвергли 92% Иудеи,  Самарии  и  Газы +8% путем обмена территориями, весь Восточный Иерусалим и два квартала Старого города, а также  символическое возвращение  беженцев, гигантские экономические  вливания  и т.д.,  то  шансы  договориться  с  ними  призрачны.  При условии выбора между статусом-кво или односторонними шагами, выбор, во всяком случае,  декларативно был за вторым.

Плачевный результат опыта размежевания 2005 года, судя по всему, сделал свое дело, и сегодня практически никто не говорит всерьез о повторе подобного в Иудее и Самарии. На смену этой парадигме пришло «региональное урегулирование». Дескать, если мы не можем сговориться с палестинцами один на один, если палестинцы не преисполняются любовью к евреям, то попробуем еще вот так. Не знаю, прав ли был Эйнштейн, говоря о том, что идиотизм  — это надежда путем повтора одних и тех же действий получить иной результат, но усилия по достижению мира на Ближнем Востоке наводят на аналогичные мысли.

Остается лишь гадать, какие еще идеи возникнут в головах наших миротворцев, когда миф «регионального урегулирования» рассеется так же, как все предыдущие. Хочется лишь надеяться, что с меньшей кровью.

http://www.polosa.co.il/blog/98385/