Сегодня — Газа, завтра — Иудея, послезавтра — ты

 

  1. Страницы истории. 

levin_yamit

(На фото: солдаты Израиля громят еврейское поселение Ямит на Синайском полуострове, апрель 1982 г.)

«…Отсчет начался. Мысль «когда они придут» беспокоила людей, собравшихся здесь, в красивейшем городе на берегу Средиземного моря. Сам факт появления такой мысли абсурден. Кто эти «они», которых все начали бояться? Кто эти «они», которые стали ужасом для сотен людей? «Они» — это солдаты ЦАХАЛа. 

…По правде говоря, я удивлен отсутствием организованности и программы действий. Поселенцы просто не знают что делать. Нет четкой линии. Какая реакция должна быть, когда придут солдаты? Должны ли люди просто уйти? Или они должны сидеть на полу пока их не потащат? Должны ли они бороться? От руководителей нет указаний, потому что у них самих нет четкого пути. 

…Со мной встретился Шломо Орен. Он журналист на «Коль Исраэль». «Что вы думаете о ситуации? Что вы собираетесь предпринять по данному вопросу», — спрашивает он, и я отвечаю: « Я создаю ещё одну организацию, которая поддержит использование силы против любой попытки силой выселить евреев» 

Я объясняю, что я против применения силы, если ее не использует армия, однако закон Торы ясен: « Если царь постановил об отмене заповеди — не слушают его» (РАМБАМ, Законы царей, 3: 9). 

В ту ночь интервью транслировалось по государственному радио. В Ямите началось обсуждение этой темы. Я разъясняю закон и добавляю — я уважаю каждого, кто отказывается поднять руку на армию, но он должен понимать, что не предотвратит отступление. Если армия применяет силу, еврею нельзя полагаться на чудо. Да, нужна вера, но вместе с самопожертвованием. 

…Ханан Порат и несколько раввинов, особенно из ешивы «Мерказ а–Рав», потрясены моими словами. Некоторые раввины, в том числе рав Нерия и рав Авинер запрещают любое насилие. В газете написано, что раввин Нерия, глава сети ешив движения Бней Акива, сказал двум солдатам, своим бывшим ученикам, что если армия дает приказ тащить поселенцев по земле, они должны подчиниться. Я ошеломлен. Ясно, что по закону нужно поступить наоборот. К великому сожалению, у Движения за остановку отступления с Синая, состоявшего из Гуш Эмуним и партии Тхия, не было конкретной программы борьбы с применением силы ЦАХАЛом. Важнейший вопрос о противодействии армии был проигнорирован. 

Нужно ли сопротивляться? Или просто сдаться солдатам, у которых есть оружие, газ и сила? И если сопротивляться то остается вопрос — как? Если нет плана физической борьбы с солдатами — отступление обеспечено, потому что у Бегина и Шарона не будет никакого страха и никаких сомнений выселить людей, которые «не представляют опасности». 

…Наступил Шаббат, в который читают отрывок Захор. Шаббат, предшествующий празднику Пурим. Я отмечаю, что гафтора, которую читают в этот Шаббат, занимается отказом Шаула выполнить слово Б–га и воевать против жестоких амалекитян. Я концентрируюсь на второй части этого рассказа, когда Шауль убил священников из города Нов, которые помогли Давиду. Тот, кто читает эту главу (Шмуэль 1:22), может увидеть такие слова: « Сказал царь (Шауль) своим гонцам идите и убейте священников Б–га», и далее говорится: «И не захотели рабы царя поднять руку на священников Б–га». Урок ясен и актуален. 

Двое считающихся «правыми» раввинов из Движения за остановку отступления с Синая, рав Моше Цви Нерия и рав Хаим Друкман, постановили, что религиозный солдат, получающий приказ выселить поселенца обязан его выполнить, ни смотря на то, что это противоречит Галахе. Это постановление так противоречит установленному в Талмуде и у РАМБАМа, что это побудило раввина поселения Ямита Исраэля Ариэля побежать к раву Нерии, который был его учителем в ешиве в Кфар а–Роэ, и попросить у того галахический источник его слов». 

(Дарка шел Тора № 515. Перевел с иврита И.Стрешинский)

 

Эти заметки рав Меир Кахане написал более 20–ти лет назад, во время разрушения поселения Ямит. Сейчас многие, возможно, даже не слышали об этом поселении и тщетно пытаются вспомнить, кем же оно было разрушено: арабами, немцами или Богданом Хмельницким.

Вспомним недолгую историю Ямита, которая точно демонстрирует «последовательность» политики израильского правительства.

 

Июнь 1967. В результате Шестидневной войны Израиль приобретает контроль над Синайским полуостровом. Ариэль Шарон в это время командует бронетанковой дивизией, а в последующие годы возглавляет Южный военный округ.

Декабрь 1972. Моше Даян говорит о необходимости создания крупного поселения на Синайском полуострове. «Когда мы садимся за стол мирных переговоров с арабами, то всегда должны помнить с кем мы имеем дело», — говорит он.

1973 год. Война Судного дня. Ариэль Шарон отличается при штурме Суэцкого канала.

Май 1974. Построены первые жилые дома в поселении Ямит на Синайском полуострове. План строительства рассчитывает на население около 250 тыс. человек.

Октябрь 1974. Министр обороны Шимон Перес обещает снабдить рабочими местами будущих жителей Ямита.

Сентябрь 1975. Первые жители приезжают в Ямит.

Март 1976. Первый ребёнок, рождённый в поселении. Это девочка, которой дают имя Ямит.

Ноябрь 1976. Премьер–министр Израиля Ицхак Рабин: «Ямит должен быть присоединён к территории Израиля для обеспечения безопасности границ».

Июль 1977. Ямит насчитывает 1 тыс. жителей.

levin_beginsadat

На фото: Менахем Бегин выступает на специальном заседании Кнессета. Справа на фотографии Анвар Садат.

Ноябрь 1977. Египетский президент Анвар Садат прилетает в Иерусалим и обращается к Кнессету.

Декабрь 1977. Начинаются мирные переговоры между Израилем и Египтом. Речь идёт о возвращении Синая Египту. Ариэль Шарон в качестве министра сельского хозяйства разрабатывает в эти годы 20–летний план построения еврейских поселений на территориях Йеши (Иудея, Самария, Газа).

Январь 1978. Средства массовой информации начинают пропаганду под лозунгом: «Ямит не должен стоять на пути к миру». Правительство по–прежнему клянётся в верности своему народу. Министр абсорбции Давид Леви: «Ямит никогда не будет оставлен Израильским правительством».

levin_campdavid

(На фото: первые Кемп Дэвидские соглашения подписаны. На лужайке у Белого Дома Анвар Садат (слева), президент США Картер — миротворец, получивший позже Нобелевскую премию Мира, и Менахем Бегин — первый отступник из правого лагеря)

 

17 Сентября 1978. Подписаны соглашения в Кэмп Дэвиде, по которым Синай должен быть возвращён Египту. Жители Ямита начинают демонстрации протеста против ухода из Синая.

Март 1979. Резкий спад деловой активности в Ямите. Часть жителей уже планируют переезд в другие города, однако остаются в Ямите, ожидая обещанной правительством компенсации. Житель Ямита Хаим Фейфель: «Мы пришли сюда, чтобы построить город, а теперь он умирает на наших глазах».

Август 1979. Министр строительства Давид Леви говорит, что жители Ямита должны переехать в новый район Ашдода.

Октябрь 1981. Шестилетний юбилей Ямита собирает местных жителей и тысячи приезжих.

Март–апрель 1982. Жители Ямита, число которых достигло к этому времени 4 тыс. человек, начинают покидать свой город. С горечью и печалью в сердце говорит Люси Бреннер, жительница Ямита: «Кто ехал в Ямит? Люди, которые хотели построить нечто новое, изменить свои жизни. Люди, которые хотели работать. И это придавало городу определённый характер. Мы построили новое, молодое общество открытое и доброжелательное к людям. У нас жили очень дружно иммигранты из Йемена, России и многих других стран, религиозные и светские… Если бы только я могла вам рассказать, как много Земля Израиля потеряла здесь».

Апрель 1982. Разрушение Ямита утверждено премьер–министром Менахем Бегиным по рекомендации министра обороны Израиля того времени Ариэля Шарона. Около 200 активистов Ямита забаррикадировались на крышах домов Ямита. Они использовали мешки с песком и пену огнетушителей. Солдаты стаскивали их с крыш и били дубинками. Несколько протестующих и несколько солдат получили ранения требующие госпитализации.

23 апреля 1982. Ямит разрушен. Президент Египта заявил, что ему не нужны еврейские дома и сады, поэтому до передачи полуострова Египту всё было стёрто с лица земли.

 

И сказал Ариэль Шарон, министр обороны Израиля того времени: «Пусть эти руины несут вечное доказательство того, что мы сделали всё и даже больше возможного для того, чтобы выполнить наши обязательства по мирному договору — чтобы наши дети не обвиняли нас в том, что мы упустили подобную возможность. Не арабская армия — им никогда такого не удастся — уничтожила город. Только мы, своими собственными руками, уничтожили Ямит. Мы вынуждены были стереть этот город с лица земли ради выполнения условий мирного договора, ради того, чтобы не проливалась еврейская кровь».

И наверняка подумал тогда президент Египта Анвар Садат: «Пусть эти руины несут вечное доказательство того, что мы сделали всё и даже больше возможного, чтобы жестокой войной или лживым миром стереть с земли еврейское присутствие, чтобы наши дети не обвиняли нас, что мы упустили такую возможность. Не наша армия уничтожила город, не мы проливали еврейскую кровь. Евреи собственными руками за вшивый клочок бумаги, которую они назвали мирным договором, срывали своих же братьев с крыш их домов, волокли их по земле и били дубинками, а потом привезли бульдозеры и стёрли этот город с лица земли…»

 

2. Что стало с НАШИМИ ценностями?

Почти две тысячи лет евреи диаспоры и евреи Эрец Исраэль мечтали о том времени, когда будет восстановлено еврейское государство в Эрец Исраэль, когда после стольких лет мытарств и мучений у евреев наконец-то будет своё государство, своя власть и своя армия способная защитить их от врагов. И вот, с Б-жьей помощью, появилось государство, и появилась, действительно, сильная армия. Но не снилось нашим дедам и прадедам в самых страшных снах, что это еврейское государство, одержав блестящую победу над врагом, начнёт идти на «болезненные уступки» ради заключения мира (разве не проигравшая сторона должна идти на уступки?!) или что доблестная еврейская армия, разгромив врага на всех фронтах, начнёт вытаскивать своих братьев из их домов и разрушать созданное евреями таким трудом и с такой любовью.

Тот же Ариэль Шарон, который разрушил Ямит в 1982 году, и позднее, якобы, сожалел об этом, теперь планирует разрушение 17–ти еврейских общин Газы и насильственный трансфер около 7,5 тыс. евреев. После этого он, похоже, планирует трансфер евреев из некоторых областей Иудеи. И уже никого не шокирует, никого не поражает, что ради каких–то иллюзорных политических выгод (а пусть даже и реальных!) в еврейском государстве стало обычным избиение евреев, разрушение их домов и изгнание их с исконных еврейских земель, на которых, зачастую, государство и предлагало им ранее селиться. Всё видывали наши предки, видели они, как избивали евреев персы, греки, римляне, крестоносцы, испанцы, арабы, турки, казаки, англичане, русские, литовцы, немцы…, но картина, на которой евреев избивают еврейские полицейские и еврейские солдаты вряд ли представлялись их воображению. Однако то, что не представлялось самому буйному воображению предков, теперь стало реалией нашего мира и обсуждается на страницах прессы как нечто будничное, привычное.

Информационное агентство Курсор (Cursor) сообщает: «Бригадный генерал ЦАХАЛа в отставке Одед Тира, который в свое время руководил ликвидаций поселения Ямит на Синайском полуострове, в интервью армейскому еженедельнику «Ба–Махане» отметил, что для эвакуации из еврейских поселений Иудеи и Самарии 50 тыс. жителей потребуется не менее 10 дивизий. Он также подчеркнул, что даже после насильственного выселения часть поселенцев не оставят попытки вернуться в свои дома. По оценке Тира, на такую операцию потребуется не менее одного года, и весь мир целый год будет ежедневно наблюдать за тяжелыми сценами, которые будут демонстрироваться всеми телевизионными каналами — как одни евреи будут избивать других.

Тира, который сегодня возглавляет Ассоциацию предпринимателей Израиля, заявляет, что только путем диалога, а не силой можно достичь соглашения с жителями Иудеи и Самарии, чьи поселения подлежат сносу.

Тира напомнил, что в свое время для выселения из Ямит — 4 тыс. еврейских поселенцев — потребовалось два месяца и силы целой дивизии. Эвакуация даже 50 тыс. — задача весьма и весьма сложная, что же говорить о цифре на порядок превышающей масштабы операции на Синае.

Основываясь на опыте Ямита, Тира считает, что ежедневный показ по телевизору рыдающих детей и насильственно изгоняемых взрослых заставит даже сторонников эвакуации изменить свое отношение к этой проблеме. При этом армия и полиция лишатся поддержки и симпатии населения страны. Тира указал на еще одну проблему психологического характера — вряд ли 18-19–летним солдатам и их 21-22–летним командирам будет под силу выполнить эту задачу, которая требует немало ума, опыта, твердости и такта, которым обладают далеко не все старшие офицеры».

Читая подобные материалы, можно подумать, что все моральные вопросы уже решены и дело только в техническом исполнении операции. Но почему о передаче еврейской земли арабам и о «поселениях подлежащих сносу» говорится, как о чём–то уже очевидном? С каких пор лживые обещания врагов стали нам дороже своей земли и страданий своего народа?! Такое циничное и бесчеловечное отношение к своему народу и к своей земле может привести только к одному — к гражданской войне.

 

3. Модель Ямита

Мы так привыкли к спорам о поселениях, что не замечаем всей абсурдности подобных разговоров. «Противники поселений фактически утверждают, что для достижения мира было бы лучше сделать Западный Берег Judenfrei (свободным от евреев) — пишет Митчел Бард в книге «Myths and facts. A guide in the Arab–Israeli conflict». — Но человек, предложивший закрыть для евреев Нью-Йорк, Лондон или Париж, был бы назван антисемитом. Как же допустить идею, что для евреев можно закрыть Западный Берег — колыбель еврейской цивилизации?!»

Оказывается, — можно, и лозунг «поселения — препятствие миру» стал, пожалуй, самым модным в арабской среде, а также в среде европейских антисемитов и еврейских левых либералов. Но почему именно поселения, почему не Тель–Авив или Хайфа? Неужели у нас меньше исторических прав на эти земли, чем на земли Тель–Авива или Хайфы?

Тот, кто попытается ответить на подобные вопросы, поймёт, что дело здесь не в исторической правде, не в том, кто традиционно жил на этих землях, даже не в решениях ООН по поводу «Западного берега». Причина здесь совершенно другая.

Арабы (вместе со всеми кто их поддерживает) убедились на опыте, что Израиль не победишь прямой военной агрессией. Тогда они поняли, что гораздо проще и дешевле добиться поэтапного самоуничтожения Израиля, если умело воспользоваться враждой и противостоянием различных групп внутри израильского общества, а также сыграть на потере базовых еврейских ценностей в массе израильтян. Для этого нужно сконцентрировать внимание мировой общественности на тех вопросах, которые порождают в Израиле наибольшее количество споров и конфликтов, к примеру, на «оккупированных территориях», то есть на поселениях. Ведь если бы Израиль (вместе с евреями диаспоры) сказал раз и навсегда, что «Земля Израиля принадлежит народу Израиля» и что все еврейские поселения на еврейкой земле законны, то бесконечные разговоры об «оккупированных территориях» и поселениях, как препятствии на пути к миру давно бы прекратились. Увы, этого единства у евреев нет. Именно по отношению к территориям Йеши и к поселениям еврейское общество расколото на два непримиримых лагеря, и это успешно используют арабы и антисемиты всего мира для претворения в жизнь своего плана. И на наших глазах, поддавшись давлению извне и расколу изнутри, израильские лидеры вопреки всякой логике и здравому смыслу последовательно предают своих союзников и свой народ.

В 1982 году вернули Египту Синай, насильно выселив около 7 тыс. евреев, потеряв важные стратегические точки и нефтяное поле, которое могло бы сделать Израиль независимым от внешних источников нефти (1).

В мае 2000 года по приказу Эхуда Барака израильская армия вышла из Южного Ливана, позорно бросил военное оборудование и предав армию арабов — христиан ЦаДаЛь (Армия Южного Ливана). В Израиле тогда был популярным лозунг: «План Барака: сегодня — ЦаДаЛь, завтра — поселения, послезавтра — ты».

Сегодня, в 2004 году, мы находимся на втором этапе этого плана, и лозунг в более детальном виде выглядит так: «План Шарона: сегодня — Газа, завтра — Иудея, послезавтра — ты». Ты — еврей Иерусалима, Тель–Авива, Хайфы, Эйлата. Ты — еврей России, Европы и Америки.

Сначала евреи невероятными усилиями побеждают в войне, потом с не меньшими усилиями они осваивают освобождённые земли и растят сады на песке, называют своих детей именами новых поселений…, а потом им говорят: «Всё, господа, порезвились и хватит», — приезжают бульдозеры, те же самые, что сносили дома террористов, и уничтожают созданное евреями с такой любовью и такой самоотверженностью.

На таких моделях разрушения небольших поселений отрабатывается методика уничтожения всей страны, ибо тот, кто говорит, что «поселения — препятствие миру» на самом деле имеет в виду «Израиль — препятствие миру». Израильское руководство делает вид, что это не так и кормит нас иллюзиями, что, отдав в жертву часть своей страны, можно будет спасти оставшуюся. Не потому, что оно настолько глупо или близоруко, не потому, что оно состоит из самоубийц, но потому, что ни один лидер Израиля — правый или левый — не в состоянии выдерживать давление мировой общественности, которая, прикрываясь красивыми лозунгами, ведёт Израиль к самоубийству. И потому, что ни один лидер Израиля не чувствует единства воли своего народа, которая управляла бы его поступками.

У нас нет сильных лидеров — жалуются сейчас многие. Но, возможно, мы пытаемся взвалить непосильный груз на плечи отдельных людей. Возможно, так всё и задумано, что у нас забирают сильных лидеров, которые вели бы нас дорогой жизни вопреки давлению извне и сопротивлению изнутри, ибо прошло время ходить стадом, и от каждого индивидуально требуется разобраться в ситуации, принять решение и действовать. Если бы на защиту синагоги в поселении Кфар-Тапуах собралось не 300 человек, а 3 тыс., или даже 30 тыс., если бы раввины всего мира выступили с протестом против разрушения синагоги, если бы у каждого израильского посольства собирались демонстрации местных евреев с требованием прекратить самоубийственную политику Израиля — то никакого конфликта в Тапуахе и не было бы. Ариэль Шарон прекрасно бы понял, что за его плечами есть сила, способная противостоять давлению мировой общественности.

 

4. Гарантия мира.

Прежде всего, нам всем нужно решить, что мы хотим, как народ, как евреи, как индивидуумы. Хотим ли мы жить и исполнять роль, ради которой нам дали жизнь, учили и провели через тысячи испытаний?

Не дав положительного и однозначного ответа на этот вопрос, мы фактически предлагаем антисемитам ответить на него вместо нас. И тогда с нашего молчаливого согласия будут, прежде всего, уничтожены те, кто не лишён здравого смысла и жажды жизни. Оставшихся возьмут голыми руками.

Потом нам нужно отказаться от иллюзий, что в результате «болезненных уступок», ликвидации поселений и преследования крайних правых мы заслужим милость арабов, и они перестанут нас убивать. Как раз наоборот — вид крови возбуждает их аппетиты, уступки заставляют их выдвигать всё более наглые требования, потому что они видят — их планы работают. Давайте посмотрим правде в глаза — они нас не полюбят. Однако они могут нас уважать, только за силу и непреклонность, и ни в коем случае за уступки и нерешительность. Только почувствовав нашу силу и невозможность со своей стороны причинить нам вред, они успокоятся. Израильский историк Шмуэль Кац в книге «Земля раздора», посвящённой истории арабо–израильского конфликта, в заключительной главе выражает подобную мысль наиболее точно: «Мир придёт лишь тогда, когда державы перестанут питать иллюзии арабов о возможности уничтожить Израиль и снабжать их для этого оружием».

Нам нужно действовать, нужно всеми путями поддерживать тех гигантов духа, которые вопреки всем трудностям живут по закону Израиля на земле Израиля — поселенцев, которым сейчас приходится труднее всех. Пусть антисемиты распространяют о них бессовестную ложь, пусть левая пресса расписывает страдания палестинцев на «оккупированных территориях», пусть профессора тель–авивского университета брезгливо отворачиваются от поселенцев и желают, чтоб земли Йеши поскорее отдали кому угодно, хоть самому Сатане — это ведь так далеко от Тель–Авива!

Есть евреи в Америке, в России, в Англии, в Европе и в самом Израиле, которые чувствуют, как само их бытие содрогается в тот момент, когда решается вопрос о судьбе маленького поселении в Иудее, Самарии или Газе. В том, что эти люди начнут действовать— наше спасение.

 

(1) Митчел Бард в книге ‘Myths and facts. A guide in the Arab–Israeli conflict’ пишет: «Отдав Синай Египту, Израиль упустил свой единственный шанс стать энергетически независимым. Нефтяное поле Алма на юге Синая, открытое и разработанное израильтянами, было передано Египту в ноябре 1979 года и стало крупнейшим источником энергоносителей в Египте, обеспечивая половину нужд всей страны. Израильские ученые оценивали нефтяное поле Алма в 100 млрд. долларов и предсказывали, что развитие этого поля могло бы привести к полной независимости Израиля от внешних источников нефти к 1990 году» — Прим. авт.

 

Александр Левин

http://www.spectr.org