История еврейского мальчика, жившего рядом с Гитлером

573b05b2d2e0f76d0a159dae8fae031e922fe8e9
BBC Украина
В жизни маленького еврейского мальчика Эдгара Фейхтвангера, который жил в богатом пригороде Мюнхена, мало что изменилось, когда на его улице поселился Адольф Гитлер. Так продолжалось до 9 ноября 1938 года — даты первой масштабной акции против евреев.

С тех пор прошло более восьмидесяти лет, но г-н Фейхтвангер до сих пор помнит свою первую встречу с Гитлером.

Как-то в начале 30-х годов восьмилетний мальчик вышел с няней на прогулку и увидел, как лидер нацистов, одетый в знаменитый подпоясанный макинтош и шляпу-трилби, выходит из своего дома. Гитлер жил в большой квартире на втором этаже.

‘Он посмотрел прямо на меня, кажется, не улыбался’, — вспоминает Фейхтвангер. Несколько человек остановились и прокричали: ‘Хайль Гитлер!’

Он в ответ поднял шляпу, ‘как мог бы это сделать демократический лидер’, и сел в машину, которая уже ждала его.

‘Конечно, я знал, кто это был, хоть я и был мал, — говорит Фейхтвангер, несколько медленно, но чисто произнося английские слова. — Он был рейхсканцлером, главным действующим лицом на сцене’.

Тогда, продолжает он, фигура Гитлера еще не внушала страха. ‘Возможно, я бы испугался, если бы хорошо задумался, но пользы от этого не было бы, — рассказывает Фейхтвангер. — Мне просто интересно было на него посмотреть’.
88-летний мужчина признает, что говорить об организаторе Холокоста просто как о соседе немного странно.

‘Когда я рассказываю о том, как жил с Гитлером на одной улице, это звучит как-то обыденно и по-домашнему, — говорит он спокойно. — Но это действительно трудно — поверить в то, что люди, которых ты видел почти каждый день, поставили мир с ног на голову’.

Хотя Фейхтвангеру было всего пять лет, когда будущий фюрер поселился по соседству, он помнит фразу своей матери: ‘У нас сегодня мало молока, что потому молочник оставил много бутылок у Гитлера’.

Мальчик ежедневно проходил под окнами роскошной квартиры на Принцрегентплац, 16, идя в школу. Он часто останавливался там, пытаясь разглядеть владельца. Однажды решился подойти ко входной двери, чтобы посмотреть, есть ли под звонком табличка с именем Гитлера.

‘Гитлер приезжал в Мюнхен на выходных. Узнать, что он дома, можно было по припаркованным у дома машинам’, — рассказывает Фейхтвангер. О прибытии будущего диктатора сообщал скрежет шин трех автомобилей, в которых он ездил со своей ‘шайкой охранников’.

Топот грубых сапог заглушал остальные звуки. Прохожие останавливались и салютовали Гитлеру. Маленький Эдгар тоже останавливался и наблюдал.

‘В нас вбивали нацизм в школе’, — объясняет он. Один из учителей заставил учеников нарисовать на первой странице тетради большую свастику, а на второй — написать список врагов Германии, который начинался с Великобритании, России и США.

В тридцатых годах, когда намерения нацистов уже были очевидны, немало еврейских семей все еще не верили, что им грозит опасность.

‘Мы знали, что если Гитлер придет к власти, нам, евреям, не поздоровится’, — говорит Фейхтвангер, чей отец был братом знаменитого писателя-антинациста Лиона Фейхтвангера. Квартиру писателя разграбили еще в 1933 году, пока он был за границей, и Лион так и не вернулся на родину.

Но отец Эдгара тешил себя надеждами, что его семью оставят в покое.

Действительно, с их улицы отселили немало еврейских семей — их место заняли слуги и охранники Гитлера. Но Фейхтвангеров не трогали.

Однако 10 ноября 1938 стало ясно, насколько ошибочным было это ощущение безопасности. Рано утром 14-летний Эдгар услышал, как в дом ворвалось Гестапо. Предыдущей ночью по территории Германии и частично оккупированной Австрии прокатилась первая волна насилия над евреями.

Эта ночь получила название Хрустальной, или ночи разбитых витрин. В ходе погрома были убиты 91 еврей и десятки тысяч арестованы, разрушены тысячи еврейских домов, предприятий и синагог.

Фейхтвангер помнит, как испуганный и беспомощный, он стоял и смотрел, как забирали его отца. ‘Обращались с ним не жестко, — говорит он. — Мама проявила большую храбрость’.

Позже гестаповцы вернулись с коробками и фургоном, и вывезли ценные книги из отцовской богатой библиотеки. ‘Чтобы книги не пострадали’, сказали’, — вспоминает Фейхтвангер.

Этот день стал переломным для семьи мальчика. Он больше не ходил в школу и проводил дни дома, не решаясь выйти из дома:

‘Мы чувствовали себя совершенно беспомощными: нас могли прийти и убить, и никто ничего не сделал бы’.

Шесть недель семья ждала новостей. Боялись худшего. Им было известно лишь то, что отца и одного из дядей Эдгара забрали в Дахау, печально известный концлагерь на окраине Мюнхена. Но потом отца неожиданно отпустили — изможденного, больного, обмороженного, но живого.

Позже он рассказал сыну, что выжить в концлагере можно было только ‘не привлекая к себе внимания’. Если ты не мог продолжать работу или терял сознание от голода — тебе конец.

Семья окончательно удостоверилась, что из нацистской Германии надо бежать. У них были родственники за границей, поэтому Фейхтвангерам удалось получить визы и выехать в Великобританию.

В феврале 1939 года Эдгар сел на поезд в Лондон. Отец проводил его до голландской границы, а затем вернулся в Мюнхен, чтобы уладить кое-какие дела. В мае того же года семья воссоединилась в Англии.

После Второй мировой войны они больше не возвращались в свой старый дом все вместе, хотя Эдгар посетил Мюнхен в 50-х. Он пошел посмотреть на бывшую резиденцию Гитлера. Дом сохранился, рассказывает он. Но сейчас ничего не указывает на то, что здесь жил человек, который оказал такое жуткое влияние на историю человечества.

Эдгар Фейхтвангер

Родился 28 сентября 1924 года в Мюнхене;

Переехал в Англию в 1939 году, пять лет спустя поступил на исторический факультет Кембриджского университета;

В 1959 году начал преподавать историю в Университете Саутгемптона;
1962 женился на Меррис Примроуз Мэри Ессейм, имеет троих детей;

Автор многих книг, в том числе монографий о Дизраэли, Гладстоне, Бисмарке, а также работы ‘От Веймарской республики до Гитлера: Германия в 1918-1933 годах';

Живет неподалеку от Винчестера (южная Англия).
12.11.2012 10-03