105f217022d5

Загадки Восточной стены

Нет необходимости знакомить наших читателей с Западной стеной Храмовой горы. Ее южная часть известна под именем Котеля, Стены Плача — это место, отведенное 500 лет назад турками для еврейских молитв. Продолжение стены к северу скрыто за домами, но подземную ее часть можно увидеть в последние годы, спустившись в «туннели Котеля». Сегодня я хотел бы привлечь ваше внимание к другой стене, пожалуй, даже более важной, но во многом преданной забвению и учеными, и паломниками — к Восточной стене.

Стена эта служит одновременно стеной Храмовой горы и наружной городской стеной (т.е. стеной Старого города). И эту роль она выполняет со времен основания Храма, т.е со времени правления царя Шломо (X век до н.э.). Древность ее фундаментов очевидна хотя бы из геодезических соображений — она возвышается над крутым склоном, спускающимся в долину Кедрон. Даже если кто-то захотел бы сместить ее выше или ниже по склону, это было бы непростой инженерной задачей. Однако сами камни стены свидетельствуют о ее древности.

Подобно другим стенам Храмовой горы, в Восточной стене можно увидеть ряды разных исторических периодов. Верхние ряды камней принадлежат туркам, ниже — культурный слой эпохи крестоносцев, еще ниже — арабское строительство времен первых халифов. Громадные камни, характерно обтесанные по периметру и с ровной лицевой поверхностью, знакомые каждому, кто молился у Котеля (как раз между этими камнями многие молящиеся засовывают пресловутые записки), принадлежат эпохе царя Ирода (вторая половина I века до н.э.). Из точно таких же камней выстроена Маарат а-Махпела (Пещера праотцев) в Хевроне — тоже продукт «строительной лихорадки» времен Ирода. Так вот, с запада и с юга эти иродианские камни доходят до самого низа — до скалы. В восточной же, ниже этих камней, есть более древняя кладка. (Впрочем, не на всем протяжении стены — южные 30 метров пристроены Иродом.) Когда же была сложена та часть стены, которая древнее Ирода?

 

 

Стена царя Шломо

По этому поводу существуют три версии. Или стена восходит к временам Шломо, или к персидской эпохе (т.е. к временам Эзры и Нехемии), или же, наконец, к временам Хасмонеев, тех самых, победу которых над греками мы празднуем в Хануку. Выдающийся французский археолог Э. М. Лаперруза доказывает , что нижние ряды камней — частью доступные обозрению, но преимущественно скрытые под землей — принадлежат эпохе царя Шломо. Аргументы, приводимые им, делятся на две группы: археологические и исторические.

Археологи уже и до него отметили, что древняя эта кладка носит явные черты финикийского влияния. Обычно было принято сравнивать ее с кладкой аналогичных стен в финикикйских храмах VI века до н.э., как, например, в Библе и Сидоне. Однако Лаперруза показывает, что финикийские мастера строили такие же стены и в более ранние времена, причем как у себя в Финикии, так и в Земле Израиля. Самая старая из подобных находок (в городе Угарит) относится аж к XIV веку. Тем самым археология не позволяет точно датировать стену, о которой идет речь, предлагая почти тысячелетний интервал. Но следует указать, что Танах прямо сообщает нам об участии финикийцев в строительстве Храма при царе Шломо.

Историк предлагает другую линию рассуждения: для того, чтобы датировать стену более поздним периодом, нужно понять, кто смог бы разрушить опору, удерживавшую тысячи тонн грунта, и кто мог бы построить ее заново. Единственный кандидат на такую разрушительную деятельность — вавилонский царь Навуходоносор. Однако если бы это был он, то вернувшимся из Вавилона изгнанникам во главе с Зерубавелом надо было бы эти стены восстанавливать. Строительный проект, который реализовывали при Шломо десятки тысяч подневольных рабочих в течение десятилетий, был не под силу кучке репатриантов, восстанавливавших Храм во враждебном окружении.

Итак, мы приходим к выводу, что фундамент и нижние ряды кладки Восточной стены возведены с использованием финикийской строительной техники в эпоху Первого Храма, предположительно во времена царя Шломо (хотя мы не можем опровергнуть более позднюю датировку, например эпохи царя Хизкягу — VIII в. до н.э).

Врата милосердия

Во времена Храма основной вход на Храмовую гору находился с южной стороны, дополнительный — с запада. Ворота Восточной стены носили особый, церемониальный характер. Они использовались при церемонии сожжения рыжей коровы на Масличной горе и, видимо, через них же выводился в Йом Кипур козел, которому выпадал жребий идти к Азазелю. Ворота эти назывались Сузскими, в честь персидской столицы Суз (Шушан), изображение которой было помещено над воротами, как рассказывает нам мишна Миддот.

В наши дни мы также видим в Восточной стены единственные ворота, заложенные снаружи, а внутри состоящие из двух ворот. Таджикский поэт Насир Хосров, посетивший Иерусалим в 1046 году, описывает эти ворота, тогда еще открытые, и приводит названия двух половин: Врата Покаяния и Врата Милосердия.

Возникает вопрос: как соотносятся эти ворота — единственные с востока — с Сузскими воротами, которые были единственными с востока 2000 лет назад? В промежутке, правда, был период, когда в южной части Восточной стены находились еще одни ворота, которые теперь лишь угадываются в стене, но их упоминает, в частности, еврейский мудрец и путешественник XIV века Кафтор ва-Ферах. Лучше всего на этот вопрос ответили бы археологические раскопки, но мусульмане постепенно, шаг за шагом превратили все пространство, примыкающее к стене, в кладбище. Говорят, что так они надеются предотвратить приход пророка Элиягу, который должен привести Мошиаха. Пророка, положим, они не остановят, а вот археологов — очень даже успешно задерживают. Настолько, что в последние годы распространилась среди арабов Иерусалима мода устраивать там фальшивые могилы без покойников — только для захвата земли. Ну, это так, к слову пришлось.

Однако кое-что мы все-таки знаем. Апрельским днем 1969 года вдоль этих ворот прогуливался американский ученый Джеймс Флеминг . В те годы, сразу после Шестидневной войны, сделать это было значительно проще, чем сейчас. Он был увлечен фотографированием ворот и вдруг провалился в подземную полость почти двухметровой глубины, наполненную человеческими костями, расположенную под южной оконечностью ворот. Под существующими воротами лежат другие ворота, более древние! Флеминг показывает на основе анализа техники кладки, что это не римская работа. Следовательно, там лежат ворота времен Храма. Осталось только узнать, какого именно — Первого, Второго или же результата реконструкции Храма Иродом. Будем ждать, пока страх мусульман перед еврейским Мошиахом пройдет (или будет преодолен), и в это удивительное место доберется лопатка археолога. Хотя бы.

Меир Антопольский

http://is2day.co.il/2012/10/zagadki-vostochnoj-steny/#more-14196